Джон Сноу стал гей-иконой

Джон Сноу стал гей-иконой

09.08.2019 0 Автор Мелла Нинн

Исполнитель роли Джона Сноу блестяще сыграл в фильме скандально известного режиссера Ксавье Долана – «Смерть и жизнь Джона Ф. Донована».

Сначала он убил свою мать, потом устроил всего лишь конец света. Очередной фильм Ксавье Долана вышел не менее спорным и насыщенным гей-тематикой, которая к тому же ещё и пронизана евангельскими мотивами.

Если вы даже представить не могли жаркие поцелуи Джона Сноу с мужчиной – «Смерть и жизнь Джона Ф. Донована», который выходит в прокат на этой неделе, точно подарит вам новые ощущения.
Кит Харрингтон, самый успешный телеактер современности, получавший по миллиону долларов за каждую серию «Игры престолов», в этой картине сыграл свою полную противоположность – звезду заурядного телесериала для детей, чья карьера летит под откос, когда вскрывается правда о тщательно скрываемой им нетрадиционной сексуальной ориентации, о которой не знают даже родные. Не говоря уже о детях, фанатеющих от его нелепых супергеройских подвигов на экране.

Заполняя экзистенциальную пустоту ксанаксом и одноразовым сексом на пустых автостоянках, герой Кита Харрингтона находит своего Спасителя в лице маленького фаната, отвечая ему на его наивное восторженное письмо, и заведя с ним впоследствии длительную переписку, в которой он раскрывает ему свои самые тщательно охраняемые секреты.

Его маленький персональный Иисус,  также начинающий осознавать свою гомосексуальность, никогда осуждает, всегда готов выслушать и прощает своего кумира даже тогда, когда тайна переписки вскрывается и его телевизионный герой предаёт его, как святой Пётр Христа. Контрапункт фильма – сцена, в которой герой Харрингтона трижды отрекается от своих писем в прямом эфире телешоу, отшучиваясь от вопросов ведущего под дебильный хохот зрителей в студии.

Ксавье Долан прославился блестящей конвертацией своих детских травм в шедевры кинематографа и его последний фильм – не исключение. Как и в его предыдущих фильмах, больше всех досталось на орехи гетеронормативным мамашам главных героев, которые предпочли бы видеть своих детей лузерами, но «нормальными», нежели преуспевающими и наслаждающимися своей ориентацией людьми. Натали Портман ещё никогда не выглядела столь отталкивающе, как в этом фильме: ужасное каре а-ля Ленка-Канистра смотрится абсолютно чудовищно, превосходно завершая созданный актрисой неприятный образ. Возможно, этот фильм не гениален и даже несколько затянут, но он точно может послужить прививкой от пещерной гомофобии.